FINSKIROBOT (finskirobot) wrote,
FINSKIROBOT
finskirobot

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Вверху в небе не видно звезд. Зимние рваные облака затянули небо глухим промозглым сумраком. Вокруг вода, закованная в гранит. Слева, присыпанный серым снегом котлован, оставшийся на месте огромной гостиницы, впереди  высотное здание, но об этом можно только догадываться, потому что шпиль его тонет в липком декабрьском тумане. Я плыву в воде, хотя водой сложно назвать липкий и черный кисель, хранящий тепло осени. Я пытаюсь грести, но сделать это крайне сложно – проклятый студень сковывает движения и каждый взмах даётся неимоверным трудом. Когда умираешь и перестаешь бороться, говорят нужно лечь на спину и закрыть глаза - тогда течение само понесет твое безмятежное тело куда-то, куда укажет судьба. Но я не могу умереть и не могу плыть по течению, потому что в моей реке течения нет. Иногда черные пузыри с глухим утробным звуком медленно всплывают на поверхность и минуту помедлив, лопаются, обдавая моё лицо зловонным смрадом гниющей глубины. Я плыву по этой реке уже давно, много десятков лет, и черная глухая поверхность обманчиво создает иллюзию движения, какого-то действия. Мне кажется, что впереди что-то есть, но на самом деле я стою на месте, нелепо взмахивая руками. Река абсолютно мертва, здесь нет рыб, нет водорослей, над поверхностью не летают птицы -только безобразные филины сидят на гранитных перилах и с интересом наблюдают за мной. Они ждут, когда я умру, чтобы насладиться тем, что останется от меня, но и они уже устали ждать.
Попытка выбраться на берег обречена на провал – гранитные берега обросли склизкой гнилой тиной, не дающей надежды даже зацепиться за неё. Я помню, как пару раз мои ноги натыкались под водой на что-то плотное. Пытаясь передохнуть я вставал ногами на, казавшийся спасительным островком предмет, но это оказывался полусгнивший труп собаки, под воздействием газов стремящийся к поверхности, и ноги мои, проламывая грудную клетку, проваливались вниз, в черный мазут.
За то долгое время, что я плыл, мне несколько раз попадались поваленные деревья. Некоторые из них выглядели вполне надежными и крепкими – тяжело переваливаясь с боку на бок, они не спеша дрейфовали мимо меня. Неимоверными усилиями я достигал их, но стоило мне взобраться на ствол, как он, словно маятник переворачивался и я снова оказывался в зловонной жиже.
Ещё однажды, метрах в пятидесяти, я увидел причал. Мне казалось, что стоит доплыть до него и я буду спасен. Несколько лет ушло на то, чтобы приблизиться к нему, и вот, когда я схватился рукой за его край, из остатков всех сил подтянулся и перебросил изможденное тело, доски рассыпались – они были из пепла.
Нет просвета в небе, нет пути вперед и нет пути назад. Меня окружает черный скользкий кисель из которого не выбраться и не спастись…
Всё, что у меня есть и то, ради чего стоит жить и бороться - маленький фонарик. Он совсем крохотный – буквально помещается на ладони. Лучик его такой тоненький и беззащитный, так отважно пытается светить куда-то вперед, что его попытки развеять смрад и темноту, помочь мне найти спасение  не кажутся мне столь смешными и наивными. Я давно уже не обращаю внимания на те бессмысленные и лживые предметы, которые встречаются мне в реке. Я верю только в свой маленький фонарик, в моего путеводного светлячка. Я не знаю, куда мне плыть и не знаю что со мной будет, но мой фонарик я ни за что не выпущу из руки, потому что он – моя единственная маленькая надежда. И тот момент, когда невидимая вольфрамовая нить вдруг вспыхнет на секунду яркой звездочкой, чтобы потухнуть навсегда, будет моим последним днём, потому что вместе с ним умрет и моя надежда.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments