July 10th, 2012

МЯСОЕД

На днях, одна моя приятельница пригласила меня в гости на котлеты. Живем мы рядом , так что пригласила можно сказать, по соседски. Причем будучи девушкой воспитанной, пригласила не одного, а с Плюшей («ой, возьми с собой свою собачечку, что ж она у тебя дома одна сидеть-то будет!»)
Какой дурак откажется от домашних котлет? По крайней мере точно ни я, ни уж тем более Плюша не откажемся -  решили мы и пошли в гости.

На кухне вовсю шли последние приготовления к приятному ужину – на чугунной сковороде шипело масло, в плошке мутно зеленели хрустящие соленые огурчики , водка запотевала изморосью в графинчике…

На разделочной доске лежал большой шмат мяса. Хозяйка стала отрезать от него куски и кидать в мясорубку.

- Ой, а ей можно дать кусочек? – загипнотизированная грустными еврейскими глазами Плюшмана, спросила она.
- Нет-нет-нет! – я был категоричен – Ей можно только её корм! Не давай ей мяса! Ни капельки!

Собственно на этом спор и закончился и мы на минутку вышли в соседнюю комнату достать из буфета тарелки.

Но дело в том, что пока мы спорили про мясо, Плюша была рядом и слышала весь разговор. Словно заключенный, приговоренный в американском фильме к электрическому стулу , которого везут на один день в медсанчасть и он понимает, что это его последний и единственный шанс сбежать, Плюша поняла, что либо мясо нужно брать сейчас, либо уже никогда. Воспользовавшись нашим минутным отсутствием (не, ну правда не больше 40 секунд – шкаф открыл, тарелки взял и назад), она взмыла над буфетом (при обычном раскладе она до него не достает) и молниеносно утянула огромный шмат мяса. Если бы на кухне у моей подружки стояли камеры видеонаблюдения, мы смогли бы увидеть (при покадровой прокрутке), как Плюшман, в черном длинном кожаном пальто, в черных очках, словно Кеану Ривз разгоняется и взмывает над буфетом. Лапы её медленно перебирают воздух, камера в этот момент облетает Плюшу вокруг и мы видим, как рот её медленно открывается, оттуда вылетает розовый язык, который словно язык хамелеона вытягивается и становится неестественной длинны, обхватывает заветный шмат мяса, и затем также плавно возвращается назад. В последний момент открывается зубастая пасть, пропуская в себя оковалок мяса, пасть захлопывается и как в программе в «Мире животных», мы видим , как мясо проходит через шею хищника под толстым меховым воротником, а в это время лапы уже плавно приземляются на паркет.

Но, конечно, всё это вы смогли бы увидеть, если бы у вас были бы несколько камер с возможностью вести ускоренную съемку. А так в жизни все это происходило примерно следующим образом: стоит Плюша, слушает диалог про мясо, мы выходим, Плюша смотрит на мясо, мясо делает «чпок» и исчезает с буфета, Плюша сидит под столом и облизывается, пытаясь протолкнуть в себя шмат мяса поглубже, чтобы уж точно не отняли.

Так мы остались без котлет, но водочка с огурчиками постепенно скрасила наше несчастное существование.

- Мясоед! Мясоед окоянный! – нетвердо ступая по лужам и упирая на букву О, словно деревенский поп, кричал я Плюше, когда поздно ночью, возвращались мы домой.